“Пролетарии всех стран, соединяйтесь!” Коммунистическая Партия Советского Союза Communist Party of the Soviet Union Информационный портал коммунистов СССР
cpsu.msk@gmail.com
s-kps@tut.by

Вступайте в коммунистическую партию!

Оставьте свои контактные данные и мы с Вами свяжемся

Ваше имя *:

Телефон для связи *:

Ваш e-mail *:

Тема сообщения *:

Сообщение* *:

Введите код указанный на картинке

Поля, отмеченные звездочкой,
обязательны для заполнения

Чтобы всегда иметь возможность оперативно получить доступ к свежим новостям, мы рекомендуем Вам сделать cpsu.by стартовой страницей.

Для этого необходимо:

В интернет-браузере Opera:

в меню "Инструменты" (Tools) выбрать "Настройки" (Preferences).

в окне "Настройки":

выбрать закладку "Основные".

в пункте "При запуске" выбрать "Начать с домашней страницы", а в поле ввода ввести адрес cpsu.by и нажать кнопку ОК.

В интернет-браузере Mozilla Firefox:

в меню "Инструменты" (Tools) выбрать "Настройки" (Preferences).

в окне "Настройки":

выбрать закладку "Основные".

в пункте "При запуске Firefox" выбрать "Показать домашнюю страницу".

в пункте "Домашняя страница" ввести адрес cpsu.by и нажать кнопку ОК.

В интернет-браузере Safari:

в меню "Правка" выбрать пункт "Настройки".

в окне "Настройки":

выбрать закладку "Основные".

в пункте "В новых окнах открывать" выбрать "Домашнюю страницу".

в пункте "Домашняя страница" ввести адрес cpsu.by.

В интернет-браузере Google Chrome:

в правом верхнем углу кликнуть на гаечный ключ, выбрать пункт "Параметры".

в окне "Параметры":

выбрать закладку "Основные".

в пункте "Главная страница" поставить кружок в "Открыть эту страницу" " и ввести адрес cpsu.by, нажать кнопку "Закрыть".

Подписка на рассылку

Пригласить друга

Ваше имя
E-mail
Главная » Новости » Продолжение 1. Доклад ЦК РКРП-КПСС к 100 летию Великого Октября.

видео


Продолжение 1. Доклад ЦК РКРП-КПСС к 100 летию Великого Октября.

14.07.2017

 

З. Необходимость и тактика использования возможностей буржуазного парламентаризма для развития классовой борьбы.

Казалось бы, этот вопрос - участие в буржуазных парламентах - разработан в теории и изучен на практике коммунистического движения лучше других. В.И. Ленин просто настаивал на необходимости использования парламентских возможностей для развития классовой борьбы: «Пока вы не в силах разогнать буржуазного парламента и каких угодно реакционных учреждений иного типа, вы обязаны работать внутри них именно потому, что там есть еще рабочие, одураченные попами и деревенскими захолустьями, иначе вы рискуете стать просто болтунами».

При этом Ленин отмечал законное отвращение передовых пролетариев к буржуазным парламентам и парламентариям: «...трудно себе представить нечто более гнусное, подлое, изменническое, чем поведение гигантского большинства социалистических и социал-демократических депутатов в парламенте за время войны и после нее».

Большевиками была разработана тактика коммунистической работы в парламенте, использования выборных кампаний и депутатских мест для развития классовой борьбы: «На то и существуют на свете коммунисты, сторонники III Интернационала во всех странах, чтобы переделать по всей линии, во всех областях жизни, старую социалистическую, тред-юнионистскую, синдикалистскую, парламентскую работу в новую, коммунистическую».

«Коммунисты в Западной Европе и в Америке должны научиться создать новый, необычный, неоппортунистический, некарьеристский парламентаризм: чтобы партия коммунистов давала свои лозунги, чтобы настоящие пролетарии при помощи неорганизованной и совсем забитой бедноты разбрасывали и разносили листки, объезжали и обходили квартиры рабочих, хижины сельских пролетариев и захолустных (в Европе, к счастью, во много раз меньше деревенских захолустий, чем у нас, а в Англии их совсем мало) крестьян, забирались в самые простонародные кабачки, втирались в самые простонародные союзы, общества, случайные собрания, говорили с народом не по ученому (и не очень по-парламентски), не гонялись ни капельки за «местечком» в парламенте, а везде будили мысль, втягивали массу, ловили буржуазию на слове, использовали ею созданный аппарат, ею назначенные выборы, ею сделанные призывы ко всему народу, знакомили народ с большевизмом так, как никогда не удавалось знакомить (при господстве буржуазии) вне обстановки выборов (не считая, конечно, моментов больших стачек, когда такой же аппарат всенародной агитации работал у нас еще интенсивнее)».

Сегодня, следует признать, многие партии той же Западной Европы и других стран, болеют парламентским кретинизмом и всерьез обещают гражданам улучшение жизни методом победы неких левых сил на выборах. Мы этот вопрос разберем ниже, пока же лишь отметим, что Ленин по этому вопросу высказывался весьма категорично: «Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, под гнетом наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это - замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти».

Работу над этими, выше обозначенными приемами и ошибками, провел для нас В.И. Ленин ещё в 1920 г. После его смерти Советский Союз под руководством ВКП(б)-КПСС прошел большой и нелегкий путь свершений и побед. Был разгромлен фашизм, страна вышла на второе место в мире по показателям промышленного производства, советский человек первым вышел в космос. Но и ошибок тоже наделали немало, плюс ревизионистское перерождение верхушки КПСС, что выразилось в печальном итоге - временном поражении социализма и распаде СССР. Анализ этих явлений и выводы для будущей борьбы - это уже наше дело, в котором мы руководствуемся ленинским указанием: «Коммунисты должны знать, что будущее во всяком случае принадлежит им, и потому мы можем (и должны) соединять величайшую страстность в великой революционной борьбе с наиболее хладнокровным и трезвым учетом бешеных метаний буржуазии».

III. Уроки поражений для будущих побед

В.И. Ленин не раз повторял, что лучший способ отметить юбилей - это сосредоточиться на нерешенных задачах. Для этого сегодняшним и будущим коммунистам сначала необходимо осознать, что именно, какие совершённые ошибки в теории и практике, ошибки партии и отдельных людей помешали решить задачи строительства социализма и коммунизма и отбросили нас на какое-то время назад, к пройденной ступени общественного развития - капитализму.

Высказывается достаточно много мнений политических партий и людей о причинах поражения социализма в СССР. Мы, конечно, рассматриваем мнения только сторонников социализма, так как мнения противников о якобы утопичности теории коммунизма как возможности развития человечества развеял своей практикой сам Октябрь и опыт развития СССР.

Очень и очень популярна версия, выводящая основную составляющую нашего поражения из предательства дела социализма отдельными личностями из числа высшего руководства партии и государства. Называются имена Горбачева, Ельцина, Яковлева и многих их коллег по ЦК КПСС и правительству. Также популярны рассуждения о происках Запада. Приводятся подтверждающие примеры: от пресловутого полумифического «Плана Даллеса» до версий завербованности высших руководителей, ставшими агентами влияния иностранных спецслужб. Называются цифры в триллионы долларов, которые Запад потратил на борьбу с СССР, и потратил не зря. Многие элементы этих версий не только весьма интересны, но и действительно имели место в реальной жизни. Но, с нашей, материалистической, точки зрения, основная причина временного поражения социализма СССР - внутренние, наши собственные ошибки, ревизионизм и ренегатство высшего руководства партии.

Не зря Ленин говорил: "Ничто не может нас погубить, кроме наших собственных ошибок". И уточнял: "Известно, что неудачам и упадку политических партий очень часто предшествовало такое состояние, в котором эти партии имели возможность зазнаться".

Если очень-очень коротко отвечать на вопрос «А почему?» - о причинах поражения Советской власти и КПСС, о причинах равнодушия большей части трудящихся к произошедшему в 1991 г. контрреволюционному перевороту, то мы отвечаем так: потому что власть уже не была советской, а партия уже не была коммунистической.

Наши собственные ошибки

3.1. Теоретические. Отказ от главного в марксизме.

РКРП исходит из основополагающего ленинского положения, что «Диктатура пролетариата, если перевести это латинское, научное, историко-философское выражение на более простой язык, означает вот что: только определенный класс, именно городские и вообще фабрично-заводские, промышленные рабочие, в состоянии руководить всей массой трудящихся и эксплуатируемых в борьбе за свержение ига капитала, в ходе самого свержения, в борьбе за удержание и укрепление победы, в деле созидания нового, социалистического, общественного строя, во всей борьбе за полное уничтожение классов. (Заметим в скобках: научное различие между социализмом и коммунизмом только то, что первое слово означает первую ступень вырастающего из капитализма нового общества, второе слово - более высокую, дальнейшую ступень его - выд.- ред.)

... Ошибка «бернского», желтого, Интернационала состоит в том, что его вожди признают только на словах классовую борьбу и руководящую роль пролетариата, боясь додумывать до конца, боясь как раз того неизбежного вывода, который особенно страшен для буржуазии и абсолютно неприемлем для нее. Они боятся признать, что диктатура пролетариата есть тоже период классовой борьбы, которая неизбежна, пока не уничтожены классы, и которая меняет свои формы, становясь первое время после свержения капитала особенно ожесточенной и особенно своеобразной. Завоевав политическую власть, пролетариат не прекращает классовой борьбы, а продолжает ее - впредь до уничтожения классов - но, разумеется, в иной обстановке, в иной форме, иными средствами».

Соответственно, признание диктатуры пролетариата Ленин считал главным в марксизме: «Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата».
«Но не в одном насилии сущность пролетарской диктатуры, и не главным образом в насилии. Главная сущность её в организованности и дисциплинированности передового отряда трудящихся, их авангарда, их единственного руководителя, пролетариата. Его цель - создать социализм, уничтожить деление общества на классы, сделать всех членов общества трудящимися, отнять почву у всякой эксплуатации человека человеком». Классовая борьба при социализме продолжается, в других формах и в том числе внутри своего класса и своей партии.

До каких же пор нельзя обойтись без диктатуры пролетариата? В Тезисах доклада о тактике РКП на III конгрессе Коммунистического Интернационала В.И. Ленин так отвечает на этот вопрос: «Диктатура пролетариата означает не прекращение классовой борьбы, а продолжение ее в новой форме и новыми орудиями. Пока остаются классы, пока свергнутая в одной стране буржуазия удесятеряет свои атаки на социализм в международном масштабе, до тех пор эта диктатура необходима». А поскольку, как подчеркивалось в Докладе о тактике РКП на том же III конгрессе Коминтерна: «задача социализма состоит в том, чтобы уничтожить классы» , постольку период диктатуры пролетариата охватывает всю первую фазу коммунизма, то есть весь период социализма.

Интересно вспомнить такой факт, что при разработке второй Программы РКП(б) Ленин рассматривал возможность отступления от формы Советов как результат общего отступления в борьбе под давлением обстоятельств и сил противника, но только не как движение к развитию демократии трудящихся, пролетарской или рабочей демократии. Ленин в резолюции Седьмого съезда РКП(б) по Программе партии писал: «изменение политической части нашей программы должно состоять в возможно более точной и обстоятельной характеристике нового типа государства, Советской республики, как формы диктатуры пролетариата и как продолжения тех завоеваний международной рабочей революции, которые начаты Парижской коммуной. Программа должна указать, что наша партия не откажется от использования и буржуазного парламентаризма, если ход борьбы отбросит нас назад, на известное время, к этой, превзойденной теперь нашею революцией, исторической ступени. Но во всяком случае и при всех обстоятельствах партия будет бороться за Советскую республику как высший по демократизму тип государства и как форму диктатуры пролетариата, свержения ига эксплуататоров и подавления их сопротивления (выд. - ред.)».

И все же главная ошибка советских коммунистов, как ни странно, началась именно с отказа от главного в марксизме.

Отказ от диктатуры пролетариата - отказ от марксизма
После смерти Сталина с приходом к руководству партией Хрущева Н.С. на ХХ съезде КПСС была проведена своеобразная артиллерийская подготовка к фронтальному наступлению на главное в марксизме - положение о диктатуре пролетариата.

Стараниями хрущевской ревизионистской группы в клеветнической форме под сомнение было поставлено то положительное, что делалось сталинским руководством, и была сделана заявка на пересмотр ключевых положений марксизма о классовой борьбе и диктатуре пролетариата. Однако еще продолжала действовать ленинская Программа РКП(б). Поэтому хрущевцы стали готовиться к ее замене на такую, из которой будет изъято то, что составляет самую суть марксизма-ленинизма. В докладе на ХХII съезде Первого секретаря ЦК КПСС Н.С. Хрущева «О Программе Коммунистической партии Советского Союза» был выдвинут размагничивающий и демобилизующий коммунистов, рабочий класс и всех трудящихся тезис об окончательной победе социализма в СССР, утверждалось, что классовая борьба ограничивается переходным к социализму периодом. Во всем докладе социализм понимался не как фаза коммунизма, а как не коммунизм - по сути, как отдельная формация.

Соответственно вместо характерной и главной для социализма цели - полного уничтожения классов в первой фазе бесклассового общества, ставилась еще только задача построения бесклассового общества и вместе с этим провозглашалась чисто ревизионистская антимарксистская цель: «От государства диктатуры пролетариата к общенародному государству». Утверждалось, что якобы «рабочий класс Советского Союза по собственной инициативе, исходя из задач построения коммунизма, преобразовал государство своей диктатуры во всенародное государство... Впервые у нас сложилось государство, которое является не диктатурой какого-либо одного класса...
диктатура пролетариата перестала быть необходимой». Партия также объявлялась не партией рабочего класса, а партией всего народа вопреки ленинскому понятию политической партии как авангарда класса.

Эти ревизионистские идеи отпора на съезде не получили, и съездом была принята (единогласно) ревизионистская, по существу антиленинская, антимарксистская Программа. В ней утверждалось, что якобы «диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения задач внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР. Государство, которое возникло как государство диктатуры пролетариата, превратилось на новом, современном этапе в общенародное государство...Партия исходит из того, что диктатура рабочего класса перестает быть необходимой раньше, чем государство отмирает» .

Конечно, не следует думать, что все делегаты съезда и большинство членов партии были ренегатами или предателями дела социализма. Правильнее говорить о крайне низкой теоретической подготовке основной массы членов ставшей уже многомиллионной партии. Они большинство программных и теоретических положений принимали на веру, полагаясь на авторитет руководства. В обстановке нравственного подъема и даже эйфории от только что одержанной победы над фашизмом, веря, что эксплуататорские классы в советском обществе подавлены окончательно и возродиться не имеют шансов, принимая как уже достигнутое складывающуюся общность советских людей из неантагонистических классов, и веря в полную и окончательную победу социализма, они довольно легко поверили предложениям руководства развивать якобы неклассовую, общенародную демократию. Они совершили огромную ошибку, а вот со стороны теоретиков и руководства партии, без сомнений, это была ревизия марксистско-ленинского учения и откровенное ренегатство.

Чтобы полнее оценить эту позицию, снова обратимся к Ленину.
В своем фундаментальном труде «Государство и революция» В.И. Ленин подчеркнул классовый характер всякого государства, пока оно еще остается, необходимость для победы пролетарской революции разрушения старой государственной машины и создания нового государственного аппарата, способного решать задачи пролетарской диктатуры, разработал ряд условий, которые нужно соблюдать, чтобы государство из орудия рабочего класса, из средства обеспечения его политического господства не превращалось в силу, господствующую над самим этим классом.

В этой книге, а также в тетради «Марксизм о государстве» В.И. Ленин со всей определенностью провел идею о том, что государство отмирает только вместе с полным уничтожением классов, и пока остаются классы, остается и государство как орган политически господствующего класса. Он цитирует и развивает мысль Энгельса: «Когда государство наконец-то становится действительно представителем всего общества, тогда оно само себя делает излишним». В.И. Ленин, повторим это ещё раз, как бы отвечая всем сомневающимся, колеблющимся, нерешительным, подчеркивал:

«Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма». В работе «О государстве» (Лекция в Свердловском университете 11 июня 1919 г.) В.И. Ленин указывает, что именно государство капиталистическое «объявляет своим лозунгом свободу всенародную, говорит, что оно выражает волю всего народа, отрицает, что оно классовое государство».

Социалистическое государство, наоборот, всегда подчеркивает свой сугубо классовый характер. Таким образом, хрущевская ревизионистская группа ввела в заблуждение, фактически обманув, партию и народ по вопросу о диктатуре пролетариата, без которой развитие социализма в полный коммунизм невозможно, а затем подменила и цели движения производства и общества. На этом следует специально остановиться.

Сущность истории, прогресс общества состоит в движении к полному благосостоянию и свободному всестороннему развитию всех членов общества.

Интересна история отражения в программе большевиков основного закона социализма. В подготовленном ко II съезду РСДРП специальной комиссией проекте Программы партии цель социалистического производства была сформулирована как планомерная организация общественного производительного процесса «для удовлетворения нужд как целого общества, так и отдельных его членов». В.И. Ленин по этому поводу возражает: «Не точно. Такое «удовлетворение» «дает» и капитализм, но не всем членам общества и не одинаковое». В итоге В.И. Ленин добился того, чтобы в утвержденной Вторым съездом РСДРП Программе партии было записано: «Заменив частную собственность на средства производства и обращения общественною и введя планомерную организацию общественно-производительного процесса для обеспечения благосостояния и всестороннего развития всех членов общества, социальная революция пролетариата уничтожит деление общества на классы и тем освободит все угнетенное человечество».

Эта научно выверенная, то есть действительная цель коммунистического производства, поставленная перед рабочим классом как создателем коммунистического общества, стояла в партийной Программе до тех пор, пока партия оставалась партией рабочего класса, руководившей осуществлением его диктатуры. В третьей, ревизионистской программе партии, принятой ХХII съездом КПСС, этой цели уже не было. Она была заменена лишь удовлетворением все растущих потребностей, к чему, как известно, ни развитие людей, ни их благосостояние, тем более всестороннее развитие, не сводится. Удовлетворение потребностей само по себе не ведет ни к ликвидации социального неравенства, ни к уничтожению классов.

Если говорить конкретно, в третьей программе партии было записано, что при коммунизме «достигается высшая ступень планомерной организации всего общественного хозяйства, обеспечивается наиболее эффективное и разумное использование материальных богатств и трудовых ресурсов для удовлетворения растущих потребностей членов общества» . Трудящиеся члены общества, развитие которых является самоцелью, превратились в трудовые ресурсы, эффективно используемые для удовлетворения потребностей не всех, а некоторых избранных членов общества, которые впоследствии выбились в олигархи. Выбрасывание из цели производства развития именно в с е х членов общества превратило программную формулировку цели производства в прикрытие отхода от действительной цели социализма. В ревизионистской третьей программе было записано:

«Цель социализма - все более полное удовлетворение растущих материальных и культурных потребностей народа». Вроде бы, на первый взгляд, красиво, но глубоко ошибочно, ведь цель социализма, определенная основателями научного коммунизма, - уничтожение классов, которое, не сводясь к удовлетворению потребностей, конечно, предполагает и удовлетворение потребностей, но не всяких, и не всякое, а прежде всего такое, которое ведет к обеспечению полного благосостояния и свободному всестороннему развитию всех членов общества, к уничтожению всякого социального неравенства.

Отказ от диктатуры пролетариата и цели социализма изменил классовую сущность государства. Оно стало неспособным осуществлять интересы рабочего класса, которые в эпоху диктатуры пролетариата являются общественными интересами. Показательно напомнить, что ревизионистская программа общенародной партии была прията XXII съездом КПСС осенью 1961 г., а в июне 1962 г. в городе Новочеркасске Ростовской области против рабочих, недовольных повышением цен, снижением расценок на производстве и хамством руководства, были брошены войска и в демонстрантов стреляли. Таким образом, можно сказать, что десятки жертв рабочих стали первым наглядным показателем направления становления так называемого общенародного государства и партии во главе с Н.С. Хрущевым.

Государственная собственность постепенно все более переставала быть формой общественной собственности и к концу 80-х годов все более, по сути, приобретала черты своеобразной частной собственности тех, кто фактически распоряжался государственной собственностью, то есть верхушки партийно-государственной бюрократии. Таким образом, партийно-государственной номенклатурной верхушке удалось в значительной мере присвоить право распоряжения собственностью общества и создать условия, чтобы осталось ее только поделить и уже по отдельности присвоить, приватизировать с оформлением в законах «общенародного» государства. Это и произошло с подачи Горбачева в ельцинский период сначала под ревизионистским лозунгом «движения на рынок», а потом и откровенно антикоммунистическим: даешь приватизацию.

Этот процесс идеологически сопровождала ревизионистская концепция «развитого социализма», которая включала и закрепляла пресловутое ревизионистское «общенародное государство».

Отказ КПСС на ХХII съезде от главного в марксизме - диктатуры пролетариата, от цели социалистического производства и цели социализма не мог не привести к росту частнособственнических настроений и, в конце концов, несмотря на активное сопротивление со стороны коммунистического меньшинства, привел к разрушению партии, государства и страны. Этот отказ, как уже говорилось, произошел не только по вине ренегатствующей верхушки КПСС, но и по вине тех членов партии, которые, вместо изучения и понимания марксизма-ленинизма, заучивали цитаты и лозунги и принимали на веру слова ревизионистской верхушки партии, а поэтому последовательно коммунистические силы не смогли побороть оппортунистов, ревизионистов и ренегатствующих предателей социализма. Это урок не только для коммунистов бывшего Советского Союза и нынешней России. Это урок и для всего международного рабочего и коммунистического движения.

3.2. Экономические ошибки. Развитие элементов товарности общественного производства и сползание к капитализму.
Движение к нетоварному, непосредственно общественному характеру производства - не только признак, но и условие существования и развития социализма.

Актуальность данного вопроса определяется тем, что это, в конце концов, вопрос о том, для чего коммунисты борются за власть своего класса. Это вопрос о том, что они будут делать в случае прихода рабочего класса к власти сегодня. Насколько сделаны выводы из ошибок коммунистов и предательства руководства КПСС по отношению к рабочему классу, из всей практики строительства социализма в СССР? Что и как строить в экономике?

Сегодня этот вопрос продолжает не только волновать, но и разделять коммунистическое движение, в том числе и в России. Мы не будем рассматривать откровенных апологетов «шведского социализма» и прочих улучшателей капитализма. Мы будем говорить только о тех, кто продолжает называть себя марксистами и коммунистами. Среди них, с одной стороны, плотно представлены сторонники так называемого рыночного социализма, в последнее время всё больше подкрепляемого приставкой «по китайскому образцу»; с другой стороны, постоянно слышен голос людей, называющих себя прагматиками и реалистами. Они крутят пальцем у виска, слыша рассуждения ортодоксальных коммунистов о нетоварности социалистического производства. Они говорят - оглянитесь вокруг, на дворе рынок, поэтому деться некуда и начинать придётся с рыночной экономики.

Сейчас, действительно, на дворе рынок. Поэтому мы и считаем, что самое время определиться с тем, что такое товарность при капитализме и социализме, и что с ней делается или надо делать в процессе социалистического строительства и развития социализма в полный коммунизм.

Ещё в Первой и Второй Программах большевиков (а также в Программе РКРП) природа капитализма и буржуазного общества были охарактеризованы следующими положениями: «Главную особенность такого общества составляет товарное производство на основе капиталистических производственных отношений, при которых самая важная и значительная часть средств производства и обращения товаров принадлежит небольшому по своей численности классу лиц, между тем как огромное большинство населения состоит из пролетариев и полупролетариев, вынужденных своим экономическим положением постоянно или периодически продавать свою рабочую силу, т.е. поступать в наемники к капиталистам, и своим трудом создавать доход высших классов общества».

То есть капитализм - это, прежде всего, товарное производство. При этом В.И. Ленин в Замечаниях на Второй проект Программы Плеханова так писал об этом программном положении: «Как-то неловко выходит. Конечно, вполне развитое товарное производство возможно только в капиталистическом обществе (когда товаром становится и сама рабочая сила - авт.), но «товарное производство» вообще есть и логически, и исторически prius (предшествующее, первичное - Ред.) по отношению к капитализму».

То есть Владимир Ильич Ленин уточнял, что сам капитализм является результатом развития товарного производства и не уставал указывать во многих своих работах, что товарное производство в своём развитии неизбежно постоянно рождает капитализм.

Однако при социализме по форме вроде бы остаются и деньги, и целый ряд так называемых товарно-денежных отношений, хотя такого понятия мы ни у Маркса, ни у Энгельса, ни у Ленина нигде не найдем. Означает ли это использование внешних товарных форм и названий, что социалистическое производство является товарным по своему характеру? Конечно, нет. И казначейские билеты, использующиеся в социалистическом обществе, не являются деньгами в политико-экономическом смысле. Они являются дополнительным косвенным измерителем объёмов производства и количества необходимого и затраченного труда, учётной единицей калькуляции и планирования, обеспечивают функции контроля и учета за непосредственно общественным производством и распределением, без которых социализм невозможен.

Не случайно в Программе Коминтерна, принятой в 1928 г., говорилось: «Связанные с рыночными отношениями, по внешности капиталистические формы и методы хозяйственной деятельности (ценностный счёт, денежная оплата труда, купля-продажа, кредит и банки и т.д.) играют роль рычагов социалистического переворота, поскольку эти рычаги обслуживают во всё большей степени предприятия последовательно-социалистического типа, то есть социалистический сектор хозяйства».

Сторонники так называемого рыночного социализма обычно вспоминают о НЭПе, мол, сам Ленин говорил, что это коренной пересмотр всей нашей точки зрения на социализм. Это всерьёз и надолго. Новая экономическая политика (НЭП) в начале переходного периода от капитализма к коммунизму подразумевала в порядке отступления на время некоторое увеличение свободы для товарного производства и обращения, прежде всего между крестьянами и социалистическим государственным сектором. Но при этом Ленин прекрасно понимал, что речь идёт о борьбе социалистической тенденции с капиталистической. В книге Бухарина «Экономика переходного периода» содержался тезис: «диктатура пролетариата неизбежно сопровождается скрытой или более-менее открытой борьбой между организующей тенденцией пролетариата и товарно-анархической тенденцией крестьянства». На что Ленин заметил: «Надо было сказать: между социалистической тенденцией пролетариата и товарно-капиталистической тенденцией крестьянства».

Здесь же Ленин поддерживает следующий анализ Бухарина: «В городах главная борьба за тип хозяйства [после захвата власти - Ред.] кончается с победой пролетариата. В деревне она кончается, поскольку речь идёт о победе над крупным капиталистом. Но в тот же момент она - в других формах - возрождается, как борьба между государственным планом пролетариата, воплощающего обобществлённый труд, и товарной анархией, спекулятивной разнузданностью крестьянства, воплощающего раздробленную собственность и рыночную стихию».

Эту мысль Ильич сопроводил короткой оценкой «Вот это точно!» А далее бухаринское утверждение «Но так как простое товарное хозяйство есть не что иное, как эмбрион капиталистического хозяйства, то борьба вышеописанных тенденций есть по существу продолжение борьбы между коммунизмом и капитализмом» Ленин поддержал, написав «Верно. И лучше, чем «анархия»».

Заметим, что Ленин никогда не ставил вопрос о немедленной отмене товарности производства. Он всегда подчёркивал, что речь идёт о преодолении товарности, уходе от товарности, отрицании товарности в социалистическом общественном производстве.

Рыночники обычно приводят пример НЭПа как якобы поворот Ленина к пониманию социализма как товарного хозяйства, как возврат к рынку не как к временной необходимости, а как к цели и перспективе. Наиболее ушлые выдумали даже некую, якобы ленинскую методологию НЭПа и социалистического рынка. Однако, во-первых, следует отметить, что НЭП не методология, а политика и что Ленин и большевики при введении НЭПа признавали своё отступление в допуске элементов капитализма, а не называли это развитием качеств, присущих социалистическому производству. А, во-вторых, в это же самое время развивались мощнейшие рычаги для преодоления элементов товарности переходной к социализму экономики. Создавались Госплан, Госснаб, крупная промышленная индустрия, разрабатывался план ГОЭЛРО и так далее. То есть при увеличении физического объёма называемой товарной (уже не по сути) продукции, непосредственно общественный характер социалистического производства усиливался и готовились условия к дальнейшему преодолению товарности.

Сталин на практике последовательно проводил линию Ленина на преодоление товарности в переходном к социализму производстве и придание социалистическому производству качества непосредственно общественного производства. Основные мысли по этому вопросу он изложил в своей работе «Экономические проблемы социализма в СССР». В частности, Сталин так формулирует цель социалистической экономики: «Существует ли основной экономический закон социализма? Да, существует. В чем состоят существенные черты и требования этого закона? Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники». То есть Сталин четко подчеркивал, что интересы всего общества однозначно превыше всего в системе социализма.

При этом Сталин исходил в своем анализе не просто из своих марксистских взглядов, а из объективного анализа имеющейся действительности. Сталин разбирает гарантии недопущения реставрации капиталистических элементов в экономике, обеспечиваемые пролетарским государством.

В социалистической экономике товарность есть лишь как отрицание ее непосредственно общественного характера и принадлежит к тем отпечаткам капитализма, которые преодолеваются в процессе развития социализма как неполного коммунизма в полный коммунизм. Поэтому мы можем утверждать, что развитие социалистической экономики - это усиление ее непосредственно общественной сущности и преодоление товарности. В каких бы условиях ни застала коммунистов революция, какие бы отступления или компромиссы ни приходилось осуществлять, должна быть ясная ориентация на цель - преодоление товарного производства и переход к социалистическому, непосредственно общественному производству. Поступательное движение социалистической экономики обеспечивалось до тех пор, пока власть относилась к ее организации как к непосредственно общественному производству. План и централизация - такие же достижения человеческой цивилизации, как дифференциальное исчисление и теория эволюции видов Дарвина. Но реализоваться эти достижения в пользу трудящихся могут только в условиях диктатуры пролетариата при непосредственно общественном производстве.

Решение хрущёвского руководства в 1961 году об отказе от политической основы социализма - диктатуры пролетариата и экономическая реформа 1965 г. породили процесс постепенных накоплений негативных тенденций в социалистической экономике, в общественных отношениях. Усиливались частнособственнические тенденции, имевшие разрушительный характер для народного хозяйства. Ориентируя предприятия на объем реализации в рублях и прибыль, реформа стимулировала групповой эгоизм, материально заинтересовывала производителей выпускать возможно меньше продукции и как можно более дорогой, породила дефицит и инфляцию, усилила неэквивалентность отношений между городом и деревней, резко подняла удельный вес предметов роскоши и социально-вредных товаров в производимом фонде личного потребления населения. В условиях расцвета теневой экономики происходило буржуазное перерождение руководства партии и государства, замаскированное лицемерными фразами о приверженности коммунизму.

Образно говоря, с этого началась подготовка горбачёвской переСТРОЙки как перемены общественного строя.

Что бы ни говорили нынешние апологеты капитализма, экономика в Советском Союзе носила характер непосредственно общественного производства. Особенно явственно это чувствуется сегодня, потому как в сравнении с нынешним бытием советский человек более половины потребляемых жизненных благ (в расчете по нынешним ценам) получал через фонды общественного потребления. А целый ряд важнейших жизненных потребностей людей удовлетворялся именно почти «по потребностям». Так обеспечивалось: бесплатное жильё, хотя и при долгих очередях, холодная и горячая вода, электроэнергия, хлеб, здравоохранение и образование, общественный городской транспорт и многое другое.

Отказ от социалистического курса и в политическом плане, и в экономике, к сожалению, был осуществлен руководством самой партии, продолжавшей называться коммунистической. На ХХII съезде КПСС была принята новая программа партии, которая исключила из своих основных положений необходимость диктатуры пролетариата. А на XXVIII съезде КПСС был утвержден переход к рынку, то есть к капитализму.

Не следует думать, как сегодня преподносят некоторые критики социализма, что в КПСС все позиции коммунисты сдали без боя и понимания пагубности проводимого Горбачевым курса. Лозунги «Даёшь рыночную экономику» и аргументы типа «альтернативы рынку нет», «другого не дано» встретили в партии и в кругах учёных-экономистов довольно серьёзное сопротивление. В конце 80-х годов создаются организации сопротивления наступлению капитализаторов и защиты прав трудящихся: «Объединенный фронт трудящихся», Всесоюзное общество "Единство - за ленинизм и коммунистические идеалы", активизируют работу ученые из «Общества научного коммунизма».

В самой КПСС создаются Движение коммунистической инициативы (ДКИ), Большевистская и Марксистская платформы в КПСС, идет борьба за организационное оформление в КПСС российских коммунистов в республиканскую партию РСФСР.

Особо надо отметить усилия ученых - антитоварников (Н.Хессин, Э.Ильенков, А.Еремин, В.Ельмеев, Р.Косолапов, А.Кащенко, Н.Моисеенко, А.Покрытан, М.Попов, В.Долгов, А.Сергеев, Д.Мутагиров, В.Огородников и ряд других), которые отстаивали принципиально иные от рыночных позиции. Один из лучших советских философов Э. Ильенков писал: "...Очень плохую услугу оказали нашей теории и практике те экономисты, которые сознательно испортили марксовскую теорию стоимости... Это те экономисты, которые потратили много усилий на то, чтобы доказать недоказуемое, ... что «социалистическое производство в целом представляет собой товарное производство» - и далее продолжал: "Да, на «социалистической фазе» своей эволюции коммунизм продолжает сохранять («влачить за собой») товарно-денежные отношения. Более того - его собственные, имманентные ему формы отношений между людьми выступают здесь в маске товарно-денежных отношений, и даже находят в них свое формальное - юридически-узаконенное - выражение.

Таким образом, те подлинные контуры нашей экономики, которые мы как раз и обязаны обнажить путем анализа, на поверхности выступают в неадекватной себе форме, - в стоимостной форме. Эта форма не только не имеет ничего общего с коммунистической организацией общественного труда, но и представляет собой ее конкурента и антагониста."

Участники тех экономических дискуссий утверждают, что горбачёвцы-рыночники ни одной открытой теоретической дискуссии, ни одного серьёзного публичного экономического спора не выиграли. Поэтому, рыночники вынуждены были действовать исподтишка, используя своё огромное преимущество, как сегодня говорят, в административном ресурсе и средствах массовой информации.

Келейно решив вопрос на самом верхнем партийно-государственном уровне, в том числе под влиянием представителей международного империализма ( Горбачев уже встретился и с Тетчер, и с Рейганом, которые его восприняли восторженно-оптимистически ), они партию и народ фактически ставили перед фактом сделанного выбора и преподносили дело таким образом, будто путь на рынок однозначно определён, что за это, якобы, говорят наука, мировой опыт и даже марксистско-ленинская теория. Для подтверждения последнего придумали и ввели в оборот так называемую «методологию НЭПа». А тот, кто этого курса на рынок не понимал или не принимал, просто-напросто получал ярлык ретрограда, догматика и отсталого элемента.

На XXVIII съезде КПСС коммунистические элементы пытались дать бой горбачевщине, предупредить партию и народ о грядущей опасности. В докладе представителя Движения Коммунистической Инициативы профессора А.А. Сергеева было сказано: «Кроме рынка товаров, есть ещё два рынка. Есть рынок частного капитала, представленный фондовыми биржами, и рынок рабочей силы. Так вот, два эти рынка, вместе взятые, неизбежно дают классический капиталистический рынок, даже если его и назвать регулируемым. И от этого никуда не уйти... И такую перестройку не вынесет наш народ, от неё развалится и партия, как партия коммунистическая - она уйдёт в небытие».

Позиция коммунистов была выражена в Заявлении меньшинства XXVIII съезда, подготовленном представителями Движения Коммунистической Инициативы и левой части Марксистской платформы, за которое проголосовали 1259 делегатов, и которое зафиксировано как документ партии, к которому по Уставу требуется возвращаться, чтобы определить - кто был прав в прогнозах:

«Считаем нужным предупредить всех коммунистов страны: непродуманный переход к рынку, как к всеобщей системе, включающей рынок капиталов и рынок рабочей силы, будет означать неизбежное сползание к нарастанию капиталистических отношений. А насильственное, вопреки объективным процессам лечение социализма капитализмом повлечет за собой не повышение производства и уровня жизни, а их неизбежное падение, вызовет широкий социальный протест, приведет к тяжелым страданиям народа. ...Партия не может вести перестройку, приведшую к тяжелому ухудшению жизни народа.
Что касается Коммунистической партии, она эти потрясения просто не выдержит, и отстаивать конечные цели движения будет некому».

Как мы видим, прогнозы науки оправдались, и нам приходится начинать заново, образно говоря, с вопроса «Что делать?», который Владимир Ильич разобрал в своей одноимённой книге.

Концепции построения социализма через развитие рынка, товарности, товарно-денежных отношений, то есть капиталистических отношений, а равно планы построения в различных вариантах социально-ориентированной рыночной экономики, с самыми благими намерениями под руководством даже самого патриотического правительства народного доверия, - это путь горбачевщины.

Получится капитализм. Оппортунизм и ревизионизм научились сочинять множество вариантов и такое же множество оправданий этих моделей капитализма. Практика показала, что в целостной теории социализма отрывать экономику от политической надстройки, рассматривать некую чистую, неполитизированную, внеклассового содержания экономику есть ошибка, глупость, даже преступление со стороны партии, называющей себя коммунистической, перед рабочим классом. В СССР в последние годы правления КПСС строили рыночный социализм - построили капитализм. В капитализм шли во главе с КПСС под красным флагом.

Перефразируя Владимира Ильича, можно сказать, что без борьбы с этой заразной рыночной буржуазной болезнью говорить о своей приверженности к социализму или коммунистическому выбору есть всего лишь произнесение звонких, но лживых фраз.

Давайте же сверять свой курс с Лениным, с наукой коммунизма!

3.3. Политические ошибки, допущенные в ходе строительства социализма. Уход от ленинских принципов построения Советской власти, отступление от программы партии.

РКРП считает, что некоторые политические ошибки, как ни покажется странным, были сделаны еще на подъеме движения СССР к социализму. Вопреки действующему программному положению РКП(б), в 1936 году в условиях резко обострявшейся международной обстановки и нарастающей угрозы войны при принятии новой конституции был осуществлен во многом вынужденный отход от выборов органов власти через трудовые коллективы. И хотя многие характеристики Советов сохранялись (выдвижение кандидатов в депутаты трудовыми коллективами, высокий удельный вес рабочих и крестьян в депутатском корпусе, периодические отчеты депутатов перед избирателями, соединение в советах законодательных и исполнительных функций), тем не менее, отменялись правила выборов, дающие возможность рабочему классу использовать свое преимущество в виде организованности в процессе труда.

Появились предпосылки формирования парламентской системы, оторванной от трудовых коллективов и позволяющей депутатам, особенно высших уровней, избранным от территории, игнорировать волю трудового народа практически без риска быть отозванными. Неподконтрольность государственной власти трудовым коллективам, ее относительная независимость от них способствовали принижению роли трудящихся в управлении обществом, бюрократизации всей системы государственной власти. Социалистический характер Советской власти сохранялся, и власть продолжала действовать в интересах рабочего класса в той мере, в какой руководство коммунистической партии сохраняло верность марксизму-ленинизму.

Отказ от ключевого для Советов принципа выборов депутатов через трудовые коллективы по фабрикам и заводам и переход к выборам по территориальным округам формально обосновывался как общее расширение демократии, но фактически это был шаг в сторону перехода от советской, пролетарской демократии к демократии парламентской, буржуазной, предполагающей формальное равенство и игнорирующей имеющееся фактическое неравенство. Никакого действительного расширения демократии от разового формального распространения равного права голоса на всех без исключения граждан, в т.ч. на представителей бывших эксплуататорских классов, произойти не могло. Этот шаг объективно вёл к ослаблению диктатуры рабочего класса, то есть урезанию действительного пролетарского демократизма.

Объяснение этого решения, с нашей точки зрения, может быть следующим. В 1936 г., как уже сказано, в условиях резко обострявшейся международной обстановки - усиления фашизма, и нарастающей угрозы войны насущно необходимо было, с одной стороны, получить политические аргументы для международного коммунистического движения в разоблачении клеветы о якобы диктаторском, антидемократическом характере власти в СССР, с другой стороны, требовалось усилить централизацию государственного управления на этот период подготовки и ведения войны. Так что этот порядок можно понять, как во многом диктуемый ситуацией, так как при руководящей роли ВКП(б) новый подход способствовал большему регулированию процесса формирования органов власти силами партийного аппарата (а также привлекал на сторону советского строя некоторую часть так называемых лишенцев, что в условиях надвигающейся войны было совсем не лишне). Однако, ошибкой было то, что после окончания войны и устранения основной причины такого отказа от программных установок на пролетарскую демократию не было принято решение о возврате к этим принципам.

Как уже было сказано, на XXII съезде КПСС в 1961 г. была принята ревизионистская, антимарксистская программа, утверждающая, что диктатура пролетариата выполнила свою историческую миссию и с точки зрения внутреннего развития перестала быть необходимой в СССР. С отказом от диктатуры пролетариата открывалась дорога к изменению классовой сущности государства.

Решение хрущевского руководства в 1961 г. об отказе от диктатуры пролетариата и экономическая реформа 1965 г., усилившая роль рыночных механизмов в экономике, закономерно привели к усилению частнособственнических тенденций, имевших разрушительный характер для социалистического народного хозяйства, вели к перерождению партийного и государственного руководства, мелкобуржуазному разложению значительной части трудящихся.
Через много лет, когда действия ревизионистского руководства КПСС во главе с Горбачевым создали соответствующие условия, - отказ от диктатуры пролетариата, выборы по территориям и перерождение руководящих кадров облегчили контрреволюции захват власти.

Дело развивалось следующим образом. Вскоре после ХХVII съезда под давлением мелкобуржуазных и буржуазных элементов и их представителей в КПСС коммунистическая стратегия руководством партии во главе с Горбачевым была вообще отброшена и заменена так называемым здравым смыслом, курсом на переСТРОЙку - фактический переход к другому, буржуазному общественному строю. Само введение в оборот термина "перестройка" игнорировало ленинское предупреждение о том, что: "...не перестраивать, а наоборот, помочь надо исправить те многочисленные недостатки, которые имеются в советском строе и во всей системе управления, чтобы помочь десяткам и миллионам людей" , что можно объяснить элементарной теоретической неграмотностью одних и сознательно антикоммунистическими соображениями других.

Ревизионистское, дошедшее до антикоммунистического перерождение руководства КПСС, взращивание им под лозунгом политического плюрализма буржуазных и мелкобуржуазных партий (некоторые из них даже под флагом платформ в КПСС) позволили довершить противоречащее Советской Конституции становление парламентской системы как готовой формы для осуществления диктатуры буржуазии.
Бесконтрольная со стороны трудящихся масс государственная власть с благословения антикоммунистического руководства КПСС под знаком перехода к рынку повела антинародную политику повышения цен, приватизации, поощрения местного и иностранного транснационального капитала. В подчинение последнему перешла и внешняя политика.

Реставрация товарного производства и капитализма создала во всех республиках национальные отряды буржуазии, заявившей свои «права» на общественные богатства «своих» республик, «свои» рынки и вызвала рост буржуазного национализма и кровавые межнациональные столкновения. Все это выдавалось за движение к "гуманному демократическому социализму", явившемуся на деле очередной словесной ширмой для разрушителей социализма.
Коммунистические, то есть подлинно патриотические силы в партии и народе, не только поняли пагубность "нового" экономического и политического курса, но и практически выступили против него: добивались изгнания из партии "архитекторов" перестройки и перевертышей на всех уровнях и создали организации по сопротивлению надвигавшейся угрозе - Объединенный фронт трудящихся, Движение Коммунистической Инициативы и Марксистскую платформу в КПСС.

На ХХVIII съезде КПСС коммунистические силы противостояли "реформаторам", предупредив в "Заявлении меньшинства" партию и народ, что курс на рынок приведет к тяжелым страданиям народа и краху самой партии. Однако "реформаторы" при поддержке оппортунистов оказались в большинстве.

После XXVIII съезда, продолжая антинародный курс, правящая клика фактически отбросила Конституцию СССР. Кризис углубился и породил серию конфликтов: между центральной властью и республиками, между законодательной и исполнительной властями, внутри самой исполнительной власти - пока не привел к обобщенному конфликту в виде попытки выступления ГКЧП. Однако его бездарные, нерешительные действия, практически с той же рыночной ориентацией, лишь спровоцировали всплеск антикоммунистической истерии. События августа 1991 г. позволили буржуазным силам уже открыто проводить курс на капитализацию страны, подписать беловежский сговор о ликвидации СССР, сменить красный флаг на власовский триколор.

К началу 90-х годов социализм потерпел временное поражение не только в СССР, но, во многом, и на международной арене. СЭВ и Варшавский Договор были распущены, а пришедшие к власти силы буржуазной контрреволюции приступили к реставрации капитализма во всех бывших европейских социалистических странах.

Окончательная ликвидация остатков Советской власти и социалистического характера собственности в России связана с событиями октября 1993 г., после которых Советы как символ власти трудящихся прекратили и формальное существование, а официальные государственные лица стали открыто называть существующий в России строй капитализмом.

Были и другие ошибки. Были ошибки борьбы, ошибки первопроходцев, ошибки поправимые и поправляемые, но именно эти, проанализированные выше ошибки теоретические, политические и экономические, относящиеся к главному вопросу ленинизма, ошибки руководства, переросшие в ревизионизм и ренегатство, а иногда и замаскированное, но вполне сознательное предательство дела рабочего класса, привели советских коммунистов к временному, как мы уверены, поражению.

IV. Kоммунистические течения современности и литература. Антинаучные, псевдокоммунистические идейные течения современности.

В «Манифесте коммунистической партии» вся III глава «Социалистическая и коммунистическая литература» посвящена разбору различных разновидностей буржуазных идеологических течений, пытающихся прикрыться названием социализм. Описаны реакционный (феодальный) социализм, мелкобуржуазный, консервативный буржуазный социализм, утопический и религиозный социализмы. Все характеристики этих течений классиками не утратили своей актуальности и сегодня, поскольку так или иначе к ним сводятся новые и новейшие разновидности теорий, течений и извращений научного коммунизма. Все они по мере развития капитализма все более сходились к позиции буржуазного социализма.

В Манифесте показана на то время ещё менее систематическая, но более практическая форма этого социализма, которую на сегодня так или иначе исповедуют почти все оппортунисты и правые уклонисты: «Другая, менее систематическая, но более практическая форма этого социализма стремилась к тому, чтобы внушить рабочему классу отрицательное отношение ко всякому революционному движению, доказывая, что ему может быть полезно не то или другое политическое преобразование, а лишь изменение материальных условий жизни, экономических отношений. Однако под изменением материальных условий жизни этот социализм понимает отнюдь не уничтожение буржуазных производственных отношений, осуществимое только революционным путём, а административные улучшения, осуществляемые на почве этих производственных отношений, следовательно, ничего не изменяющие в отношениях между капиталом и наёмным трудом, в лучшем же случае - лишь сокращающие для буржуазии издержки её господства и упрощающие её государственное хозяйство.

Самое подходящее для себя выражение буржуазный социализм находит только тогда, когда превращается в простой ораторский оборот речи.

Свободная торговля! в интересах рабочего класса; покровительственные пошлины! в интересах рабочего класса; одиночные тюрьмы! в интересах рабочего класса - вот последнее, единственно сказанное всерьёз, слово буржуазного социализма.
Социализм буржуазии заключается как раз в утверждении, что буржуа являются буржуа, - в интересах рабочего класса».

Современные разновидности буржуазного социализма полностью соответствуют этой характеристике.

4.1.Еврокоммунизм - не коммунизм

Еврокоммуни?зм - правый уклон в коммунистическом движении, политика и теоретическое обоснование деятельности ряда крупнейших коммунистических партий Западной Европы во второй половине XX века. Оппортунисты отказались от диктатуры пролетариата, практически взялись за улучшение капитализма, отказавшись от цели - социалистической революции. Постепенно на базе еврокоммунизма образовалась партия Евролевых, в которую входят ряд партий, продолжающих называть себя коммунистическими, в т.ч. уже и из бывших республик СССР - Компартия Молдавии. Все эти партии придерживаются позиции антисталинизма. Именно этим партиям принадлежит утверждение, что якобы сталинизм и фашизм - одинаково тоталитарные режимы. То есть у них однозначно антисоветская направленность.

Многие из этих партий отказались от пролетарских символов серпа и молота, как якобы устаревших. У других от революционной теории остались только историческая традиция и коммунистический выбор (как у Горбачева). Они занимаются больше защитой прав сексуальных меньшинств, чем организуют борьбу рабочего класса. Сегодня эти партии вписаны в правовую систему ЕС, в том числе являются политическими субъектами, зарегистрированными по законам ЕС и финансируемыми из бюджета ЕС. Реакционность этого направления, практически до антикоммунизма, очевидна.

4.2. Рыночный социализм - путь в капитализм из социализма. Мечта Горбачева - под красным знаменем в капитализм. Путь КПК и КПРФ.

Характерными чертами сегодняшнего оппортунизма, ревизионизма и ренегатства в коммунистическом движении являются приверженность теории рыночного социализма в экономике и провозглашение парламентов формами народовластия в политике, следствием чего является отстранение масс от реальной политической борьбы и ограничение роли трудящихся функциями электората, на выборах отдающего голоса вождям партии. Стратегия победы у таких оппортунистических партий сводится к обещаниям трудящимся успеха через очередные выборы и ограничению их борьбы борьбой за честные выборы. За такую парламентскую ограниченность эти партии получают хорошее финансирование из госбюджета. Других форм внепарламентской классовой борьбы с самой буржуазной системой эти партии не признают или признают их только на словах, тормозя на деле.

В России роль продолжателя оппортунистической горбачёвской линии сегодня играет КПРФ во главе с Геннадием Зюгановым.

Существенными моментами их ренегатской политики являются:

- провозглашение исчерпанности лимита на революции;

- отказ от диктатуры пролетариата и практической организации классовой борьбы;

- признание и объявление парламентаризма народовластием;

- приверженность модели рыночного социализма;

- поддержка православной церкви и утверждение её якобы положительной роли в развитии духовности общества, и так далее.

Для наглядности скажем, что этой партией со времён образования буржуазного парламента России (1993 г.) из числа парламентариев страны воспитано несколько десятков предателей, перешедших на сторону буржуазного режима, в их числе два бывших председателя парламента (Рыбкин и Селезнёв). При этом в парламенте среди десятков депутатов нет (и не было) ни одного лидера реального рабочего движения.

КПРФ по крайней мере трижды спасала буржуазный режим во главе с Ельциным. Первый раз в 1993 г. во время противостояния Ельцина и Верховного Совета РФ в самый критический момент Зюганов через телевидение призвал народ воздержаться от участия в борьбе, не выходить на улицы, остаться дома. На следующий день Дом Советов был расстрелян из танков. КПРФ же приняла участие в выборах, прорвав общий фронт бойкота, помогла Ельцину провести через референдум буржуазную конституцию, заняла место парламентской оппозиции с коммунистическим названием.

Второй раз во время президентских выборов 1996 г., когда Зюганов во втором туре резко сбавил обороты, но все равно, как сегодня уже известно, получил большинство голосов, однако фактически отказался от борьбы, признал результаты фальсификации и первым уже на следующий день поздравил Ельцина с победой.

И в третий раз во время кризиса 1998 г. и дефолта, после отставки премьера Кириенко, КПРФ и лично Зюганов поддержали правительство Примакова - Маслюкова, которое девальвированными, обесцененными в 4 раза рублями заткнуло многомиллиардные долги по зарплате трудящимся России и сбило волну народных выступлений против власти. Просуществовало это «народное правительство» всего пять месяцев, и после того, как ситуация более-менее успокоилась, его тут же отправили в отставку без всяких объяснений причин.

Но товарищам из КПРФ очень пришлась по душе роль спасителей капитализма, и они требование правительства Народного доверия возвели в ранг программного положения. Прямо говоря, сегодня КПРФ выполняет функцию демпфера при капиталистическом режиме, уводя протестную энергию масс в русло парламентских иллюзий и бесконечной, бесплодной борьбы за честные выборы. Обещает в случае успеха установить новое правительство народного доверия. Таким образом, мы наблюдаем своеобразную форму существования номенклатурного руководства этой уже давно не коммунистической партии с хорошим бюджетным финансированием (за 13 лет финансирование парламентских партий из бюджета увеличилось в 304 раза). Можно сказать, что откровенные ренегаты и честные оппортунисты работают защитниками народа в штате буржуазной власти.

В мире. Особая роль в пропаганде теории рыночного социализма сегодня принадлежит Компартии Китая, которая формально не отказалась от диктатуры пролетариата, крайне отрицательно оценивает опыт горбачевской перестройки, изгоняет из руководства своих китайских горбачевцев, но сейчас проводит политику, якобы, нэпа. КПК последовательно и чрезмерно внедряет капиталистические элементы уже не только в экономику страны, но и в политическую систему. Коммунизм для Китая всё больше превращается в продукт внутреннего употребления для управления массами трудящихся.

Несмотря на все успехи китайской экономики и теоретические обоснования этой линии ссылками на ленинский НЭП, мы должны отметить существеннейшие отличия, заключающиеся в том, что большевики шли на допуск капиталистических элементов в экономику, называя это отступлением и признавая всю его опасность. Мы вступаем в смертельно опасную схватку в области идеологии, - говорил Ленин. При этом большевики использовали НЭП и одновременно принимали необходимые меры для укрепления государственного сектора, централизованного начала в управлении и плановой экономики. Китайские товарищи, по нашей оценке, движутся в обратном направлении. При этом называют это движение наступлением и в то же время вносят даже изменения в Устав партии и законы страны, признав бизнесменов своей новой, по крайней мере, наравне с трудящимися, социальной базой. По сути дела, мы видим наяву воплощение мечты Горбачёва: движение в капитализм под красным флагом.

Экономические успехи Китая, конечно, впечатляют и вызывают уважение, но они вовсе не обязательно означают успехов в строительстве социализма. Такое удовлетворение, как говорил Ленин, может дать и капитализм. Сегодня КНР по числу миллиардеров находится на втором месте в мире, Россия на третьем. От построения бесклассового общества - коммунизма, думается, и одна, и другая страна весьма далеки.

Китайские товарищи много раз приводили нам пример мудрости Дэн Сяопина и его высказывание: «Какая разница, какого цвета кошка, лишь бы она ловила мышей». Сегодня настала пора ответить китайским товарищам в их же духе: «Какая разница мышкам, какого цвета кошка их съест». Китайским трудящимся достаётся не просто высочайшая степень эксплуатации, о чём свидетельствует высокая плотность их присутствия на самых чёрных работах в той же России, но и всё больший гнёт именно капиталистических элементов, и почти полное отсутствие возможности борьбы самих трудящихся с этим капитализмом. А планы строительства основ социализма, растянутые КПК на столетие, ставят вопрос о преимуществах такого социализма перед обычным капитализмом.

При этом китайский капитализм играет активнейшую роль на мировой арене: с одной стороны, являясь деловым партнёром американского империализма, с другой стороны, активно внедряясь в экономики других стран и участвуя в усилении эксплуатации трудящихся.

Например, китайские компании участвуют в приватизации греческих морских портов, против чего активно борются КПГ и трудящиеся Греции. Особо отличаются китайские компании в эксплуатации нефтяников и горнорабочих Казахстана. Расстрел рабочих в Жанаозене в 2011 г. известен пролетариям всего мира. Также следует отметить, что в отличие от Советского Союза и КПСС, КПК практически не оказывает реальной поддержки мировому коммунистическому и революционному движению. А проводимые ими форумы партий сторонников социалистической идеи скорее походят на сборища ученых знахарей социал-демократии - извратителей идей научного социализма.

Нам больно это говорить, но мы прогнозируем печальное повторение китайскими товарищами судьбы КПСС.

Таким образом, мы можем отметить, что оппортунизм не просто уводит коммунистическое движение в сторону, он в союзе с буржуазными властями встаёт на борьбу с ортодоксальным, то есть революционным марксизмом. Этот факт отмечал ещё Владимир Ильич Ленин, когда говорил, что буржуазия всегда поддерживает ту оппортунистическую партию, которая по своему названию и фразеологии наиболее близка, наиболее похожа на настоящую революционную партию. Правый уклон, ревизионизм и ренегатство не закончились вместе с горбачевщиной - разрушением СССР и КПСС в 1991 г.

4.3. Социализм XXI века - вариант улучшения капитализма в Латинской Америке и других странах.

Продолжая наш обзор, отметим, что сегодня стало модным говорить о некоем социализме XXI века. А какой ещё он может быть? Наверное, не XIX века и не XXII. Для ныне живущих остается только век нынешний - XXI-й. За этим лозунгом стоят, безусловно, благие пожелания и прогрессивные меры. Но на второй и третий план отходят вопросы общих закономерностей, необходимых и обязательных признаков социализма, то есть наблюдается уход от теории научного коммунизма как науки. Это тоже оппортунизм, даже если он сегодня и приносит какие-то временные успехи. Но они не прочны, не закрепляются в политической системе. При незначительном изменении внешней политической конъюнктуры или внутренней ситуации реакция быстро возвращает отданные позиции. Пример героической Венесуэлы сразу после смерти Уго Чавеса и до наших дней является показательным примером возвратно-колебательного характера такого социализма.

Жизнь практикой доказала правоту основателей марксизма в том, что коммунизм - это наука, и относиться к нему нужно соответствующим образом. Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности. Но обеспечить реализацию этого положения можно только руководствуясь революционной теорией научного коммунизма.

В XX-м веке партии, стоящие на позициях ортодоксального марксизма, объединились в Коммунистический (третий) Интернационал. В двадцати одном условии приёма в Коминтерн были изложены, в том числе, задачи коммунистических партий, то есть их обязанности, среди которых главнейшей была борьба за революционный характер партий, борьба с оппортунизмом. И сегодня в мире немало партий, которые стоят на позициях революционного марксизма. Не угасла теоретическая мысль, продолжается работа ученых, стоящих на марксистко-ленинских позициях.

Настало время возвращаться к истокам. Иного пути нет.
Да здравствует марксизм-ленинизм, учение о революционной борьбе пролетариев все стран.

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

(См. продолжение 2)

 

© 2012 При копировании размещенных на cpsu.by материалов,
ссылка на cpsu.by обязательна.